пятница, 29 июля 2011 г.

Отчет участника. (6)


16.06.2011. День первый (белый)

Жеребьёвка определила меня Белым на три дня, чему я был очень рад. В тройке оказались Настя, Юля и я. Такое устройство сразу меня озадачило. Получалось так, что Настя будет мои Красным. Я уже успел восхититься тем, что она приехала с двумя детьми и отрывать её от дочек очень не хотелось. Я почему-то зациклился на том, что должен помочь Красному расти. Представлялось это в виде каких-то длительных монотонных (или физически тяжёлых) упражнений. Поэтому было не понятно как применить это понимание к Насте. В связи с этим моё руководство крутилось вокруг быта. Юля как Чёрный постоянно  выпадала из моего внимания.  Она оказалась весьма самостоятельной и не требовала ухода. Но внимания уделялось ей мало.
В целом хочу отметить, что Белая позиция понималась в первый период очень узко. Это и привело к малой продуктивности. Можно сказать, что я больше принимал инициативу других Белых.

17.06.2011 День второй (белый)

Сергей передал мне Женю Кузоб в управление и рассказал о плане постройки шалаша. Я приступил к работе. Что интересно. Я не стал акцентировать внимание на нюансах проекта. Поэтому, когда, вмешался Женя Бердюгин, я не стал возражать. Проект менялся на ходу, из-за этого готовая конструкция получилась странной. Здесь можно чётко отследить, как я отказался от ответственности за работу, передав её в чужие руки. Как согласился с заданием Сергея даже не обсудив его. Получилось, что взял то, что мне не надо, радостно пихнул его дальше. А в итоге за проект никто не отвечает. Настя занималась кухней практически сама. Это значительно упрощало мою работу. Вобщем проявил себя слабо. Постоянно переходя по внешним стимулам.
Рефлексию Чёрной Юле не делали два дня ибо лень было идти искать её ночью на дюны без фонарика. Просто лень.

18.06.2011 День третий (белый)

Третий день моего Белого правления прошёл так же бестолково. В быте и отдыхе. Понимания позиции так и не пришло. Однако было ясно, что я действую не правильно. Но не ясно как делать правильно.

19.06.2011 День четвёртый (красный)

Вход в Красную позицию. Утро началось весело. Белая Юля разбудила и отправила готовить. Было весьма не по себе, однако никаких внутренних напряжений не возникало. После утренней медитации я отправился в «Школу высшей психонетики». Слушал минут 30, пытался понять. В итоге разозлился на себя из-за собственной тупости и в таком настроении вернулся в лагерь. Сразу же рассказал Юле об этом. Она сказала, что необходимо принести много больших камней. Я сразу отправился исполнять (опять же никаких внутренних возмущений), по пути подумав «не можешь работать головой, работай руками». Продолжительное таскание тяжёлых камней вызвало только жалость к себе. Но включалась она только в перерывы. Когда тяжело физически в голове пусто.
Затем Юля сообщила, что мне надо отправиться в Канев. Я несколько опешил. Но затем обрадовался заданию, приняв его как приключение в котором можно попытать удачу. Вылазка вышла интересной, насыщенной и вполне удачной, ибо попалось целых 3 попутки. К тому же я купил всё, что надо. По возвращению в лагерь гордости моей не было предела. Я понимал что творю, но язык болтал без умолку о моём великом походе. Больше в этот день заданий не было. Вечером я рассказал всё Серёге, потому, что Настя уехала.

20.06.2011 День пятый (красный)

Один день красной позиции выпал из памяти. Точно не могу сказать какой 19 или 20 июня.

21.06.2011 День шестой (красный)

Утром вышел заспанный к костру, там Белая Юля сообщила, что есть мы сегодня не будем, спать тоже. Мотивация была вполне ясной и позитивной. Но ощущение несчастья зародилось во мне. Стало себя как-то очень жалко. После этого известия я отправился на ПТП. Во время медитации постоянно мёрз, это сильно отвлекало. Однако в какой-то момент удалось погрузиться и достичь хорошего состояния (одновременного удержания того, что делает ВМ и того, что хочет отождествиться с помехами). Помехи было две: холод, картинки как я падаю со второго этажа и больно бьюсь. Бахтияров объявил перерыв на 5 минут. Я поспешил в лагерь одеться. Лёг на плиту, подумал, что эффектно слезу (рядом сидели девочки) и сорвался. Упал, сразу почувствовал онемение руки, понял, что сломал. Этот  момент сейчас воспринимается как пик эксперимента. Главный рубеж, который я не прошёл.
Боль была очень сильная, ещё и мысли нехорошие носились…
Когда вернулся в лагерь, Саша Попов собрался провести беседу. Мне было очень стыдно за своё падение, казалось, что я всех подвёл. Поэтому беседовать я предпочёл с глазу на глаз. Так закончился третий день красной позиции. Да, стоит отметить, что в этот день я решил всё-таки не есть и не спать, несмотря на уговоры. Однако это было уже не то, печаль периодически пыталась накрыть меня. Ночь у костра прошла странно. На границе между болтовнёй и тишиной, жалостью и отрешённостью.

22.06.2011 День седьмой (чёрный)

На чёрную позицию был у меня кое-какой планчик. После завтрака я решил походить ходьбой даосов. Было очень интересно. Ходьба ускорялась с появлением внутреннего диалога. Диалог стебался надо мной, называл «даос хренов». Ходьба определённо способствовала остановке внутреннего диалога. Получалось сосредоточиться и просто идти, просто и пусто. Дойдя до башни, я медитировал некоторое время. Затем чуть ли не побежал в лагерь. Хотелось видеть людей, слышать голоса.
После обеда я решил пройтись с завязанными глазами. Было интересно, как ноги из аппарата ходьбы превратились в аппарат осязания. В итоге я оказался в каменной палатке и там потерялся. Я совершенно не мог сориентироваться. Тут началась паника.  Кто-то (похоже, Юля) следил за мной и пытался помочь.  В итоге я просто сел и стал слушать лекцию Наташи. После меня довели до лагеря, я снял повязку. И желание ходить с завязанными глазами резко отпало. Оставшийся день провёл в молчании. На практики нашёл какой-то паралич, видимо из-за страха.
Днём я Саша по моей просьбе стоя у костра сформировал шар внимания и стал погружать его мне в руку. Когда он сказал «готово» котёл свалился в костёр J

23.06.2011 День восьмой (чёрный)

Практиковал вяло. Очень не хотелось уходить от коллектива. Сидел молча, но жадно слушал и реагировал мимикой на разговоры. Уходил в башню для медитаций, но не надолго. «То хвост трётся, то нос чешется». Оставшееся время сидел в лагере.
Вечером Саша Попов сообщил, что мы пойдём к месту силы. Я воспринял это с энтузиазмом. Вышли около 22:00. Когда показался тёмный отрезок дороги, Саша стал нагонять жути. Умом я это понимал, но жуть нагонялась. Холодная рука в гипсе сразу ожила и налилась теплом, ощущения гипса пропали так, будто рука была здорова. Затем он показал мне интересное состояние собранности, расслабленности и готовности к действию. Жуть отошла куда-то назад, хотя и сохранялась в фоне. Интересно, что я отмечал для себя странные места и потом Саша говорил о них. На развилке он предложил мне почувствовать куда идти. Я посидел некоторое время во всех направлениях, непонятные ощущения появлялись только на дороге влево. Просто что-то чувствовалось, но объяснить я не мог (к тому же всё ещё не разговаривал). Мы свернули налево, через какое-то время из кустов слева раздался хруст и похрюкивание. От страха я чуть на Сашу не залез. Мы замерли. Затем прошли ещё метров 20. Сердце бешено стучало, в солнечном сплетении появился ком. Саша сказал, что Дух указал нам место для медитаций. Мы вернулись на место с кабаном и сели. После получения инструкции я никак не мог расслабится и закрыть глаза. Но затем, поняв, что убежать если что всё-равно не получится, я начал расслабляться и закрыл глаза. Наступила тишина. Мысли не надо было тормозить, потому что они не появлялись. На руку мне сел комарик, я подумал «пей, мне не жалко». В этот момент меня накрыло каким-то чувством дружбы с лесом и пониманием, что ничего плохого со мной не произойдёт. Меня начало клонить влево, но затем резко выпрямило. Я ясно и чётко почувствовал поток снизу. Сконцентрировался на этом ощущении некоторое время. Затем Саша сказал, что пора уходить. Мне было хорошо. Ноги сильно затекли, я не мог идти и буквально падал. Расхаживался минут пять. По пути назад было радостное и спокойное настроение. Лес казался дружелюбным.

24.06.2011 День девятый (чёрный)

Такое же вялое сидение на брёвнышке возле кухни. Практики просто не делал. Дождь определённо внёс некую подвижность. Он пока воспринимался как нечто неприятное, но конечное.  
По рефлексии Насти с Юлей было понятно, что к эксперименту они относятся очень легко и непринуждённо. Действительно как к игре.

25.06.2011 День десятый (красный)

Начало второго цикла. Наша команда: Оля (Питерская), Наташа и я. Два дня в Красном. Ко второму циклу я уже понял как должен действовать Белый. Позиция Красного была понятна с самого начала. А на правильное функционирование в Чёрном просто не было сил.

26.06.2011 День одиннадцатый. Закрытие Бучака (красный)

Наташа даёт бытовые задания. Но потом сказала мне не шутить. Задание такого рода сложно выполнять просто потому, что это требует сильного контроля за языком. А уж он то у меня длинный и без костей. В итоге от шуток я воздерживался, а от иронии нет. Наташа поняла невыполнимость задания и отменила его. Сидеть с ней рядом было некомфортно, казалось, что она хочет дать какое-то жуткое задание. Поэтому я стремился потеряться куда-нибудь. Доходило до вранья, например, я указал, где стоит моя палатка, но не сказал, что не сплю в ней.
Интересно как из ничего сформировался вечерний концерт. Вроде никто ничего не делает. Потом какое-то движение и вот девочки уже танцуют. Сам я танцевать не обирался из-за скованности прикрывающейся здравым смыслом. Но потом заставил себя. Танец сочетался с работой над внутренним диалогом. Я старался не обращать на него внимания и в итоге заглушить. Скованность и контроль отступают очень медленно, хотя казалось бы я принял решения отдыхать и веселиться. Тут уже встаёт проблема, не получается сознательно отождествится с тем, чем хочешь.

27.06.2011 День двенадцатый (чёрный)

Спал до обеда. Практика заключалась в молчании. Ходил медитировать на дюны. Растворился. Чувство глубокого спокойствия и умиротворения захлестнуло меня. Однако долго удержаться там не удалось.

28.06.2011 День тринадцатый (чёрный)

До 16:00 лежал в платке. Делал неделание. Старался не спать, не думать и не двигаться. Но периодически проваливался в сон. Народ меня потерял. Это было забавно. Вечером подошёл к Оле и предложил ей исповедь. Она ответила, что ей так тихо и спокойно, что не хочется говорить. Ей было так тихо и спокойно, что это состояние накрыло меня и держалось какое-то время.

29.06.2011 День четырнадцатый (чёрный)


Не могу вспомнить.

30.06.2011 День пятнадцатый (белый)

Выход в Белое. Наконец я понял, что быть Белым очень просто. Надо просто ясно понимать, что ты хочешь привнести в цивилизацию. И делать это. А остальные подтянутся и твой Красный и другие, и даже те, кто не участвует в эксперименте. Так получилось с созданием символики ЧБК. Оля восприняла это с энтузиазмом, подошла ответственно и творила. Этот символ я обдумывал три дня в чёрном. То, как Оля это делала, доставило мне истинное удовольствие.

01.07.2011 День шестнадцатый (белый)

Дождь парализовал всё творчество. Командую бытом. Но и без моих команд всё работало бы. Такое ощущение, что я просто озвучиваю то, что делается. Получилось не забывать про Наташу. Она, кажется, довольна.

02.07.2011 День семнадцатый (белый)

Дал задание Оле завершить символику и собрать адреса товарищей. Творчество не то чтобы иссякло, но продавить его реализацию я не сумел. Завершение Белой позиции.
Это случилось в конце второго цикла, дату точно не помню, пусть будет сегодня. Отправились с Сашей медитировать на тараненковский ящик. Место очень интересное. Я уселся в медитацию и долго боролся с помехами в виде мыслей о смерти. Потом в какой-то момент обнаружил себя полным энергии и бодрости. Но момент перехода от помех к нормальной медитации я не уловил. Как будто меня выключило.

03.07.2011 День восемнадцатый (красный)

Заданий особых не было. День прошёл спокойно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий