пятница, 29 июля 2011 г.

Отчет участника. (3)


Отчет по ЧБК
Красный
Мой эксперимент начался с красной позиции а закончился белой, как мы потом заметили с Ларисой – в наиболее близких для нас по духу(у меня – белая, у нее - черная).
Быть красной оказалось достаточно просто, но сначала меня мучили сомнения – оставаться в своей роли как безропотно выполняющей команды белого и не дающей рациональных советов или все же на благо цивилизации добросовестно делать свою прямую работу, но еще браться и за ту, что считаю целесообразной(при согласии на то белого). Мудрые товарищи сообщили мне о такой штуке как позитивная воля и все встало на свои места.
Получая задание белого я отслеживала свою внутреннюю реакцию. Часто сразу она была такой – КАК ЖЕ ЛЕНЬ, но потом выйдя в позицию с удовольствием отправлялась выполнять задание. С удовольствием отслеживая, что все эти внутренние штучки остались за бортом. Это хороший сталкинг.
Однако мне поручалась преимущественно та работа, что мне нравится – приготовить, убрать. А вот если бы меня попросили все убирать, чистить овощи к ужину, мыть за всеми посуду, сидеть и ждать других указаний, и не давать самой готовить – вот это бы была хорошая внутренняя практика для меня – это бы меня явно б выводило из себя(это стало понятно только сейчас, иначе я б предложила такой вариант своему белому).
На третий день я откровенно отлынивала, тому, конечно, способствовали женские практики, которые мы делали с Ларисой. Они сильно выбивали из целей эксперимента, когда мы их прекратили все встало на свои места.
В красной позиции очень хотелось вносить всяческие рац предложения, некоторые действия белых были явно глупые(не хочу никого обидеть). Со стороны было заметно как тратиться впустую время. Как неверно запущена логистика. Сидеть и смотреть на это было невыносимо. Поэтому я часто была раздражительной(плохой сталкинг). Как говорится, за цивилизацию было обидно.
Жаль, что не получилось пройти красное снова – было бы совершенно иначе. На первой только раскачиваешься и понимаешь свои поражения и ошибки.
Да, одна из медитаций Ларисы спровоцировала сильный перенос меня в интровертное состояние, вот это было поразительное ощущение, которое закоренелому экстраверту очень понравилось своей необычностью – по крайней мере, я понимаю теперь все эти странности интровертов. И это хорошо меня подготовило к черной позиции.

Черный.
Как сказал некто – я дорвалась до практик. И я действительно дорвалась(за 4-то года!) и получила все сполна. К счастью, без серьезных эксцессов – помогли практики по работе со страхами, наверное.
Первый день начала с депривации – глаза закрыты, не говорила, не ела.
Утром на 3 часа – спонтанные движения на дюнах. Из любопытного. Сперва меня одолевали муравьи, я уже решила притвориться трупом – они меня и кусали за лицо тоже – я не реагировала, не помню когда, но я осознала, что муравьи потеряли ко мне интерес – ни одного муравья, при этом я оставалась как и прежде в тени.
Получился интересный спонтанный танец под трубу игравшую где-то на горе. Танец закончился синхронно с окончанием музыки, хотя по музыке этого совершенно нельзя было ожидать, и когда я приняла решение, что все – заканчиваю, то и труба издала финальный звук.
Утренние медитации у Бахтиярова тоже получались, однако не чувствовалась новизна – будто это обыденные вещи, хотя делала их впервые. Из-за того, что практиковала с завязанными глазами – видимо не получалось выходить из состояния, чувствовала дезориентацию. Пространство плыло – страшно было спускаться вниз, но еще более страшным было поддаться панике и испортить эту замечательную пустоту и тишину внутри.
В конце медитация часто начинала играть Зоя на арфе. Она делала это так, как если бы я плакала или тосковала о ком-то. Я чувствовала под своими пальцами клавиши(мне показалось, что это был клавесин или рояль), пальцы падали на них как дыхание – такое наполненное отчаянием и тоской, но в то же время - силой и внутренней тишиной и смирением. Во время этой спонтанной практики вытащила из себя одну личностную проблематику.
Вообще за все время ЧБК обнаружила в себе по меньшей мере их четыре. Удалось ли их проработать полностью – покажет время.
Во второй день с самого утра меня вытаскивало из депривации – визуальной – по естественным некоторым причинам, и даже пришлось часто говорить. Каждый раз это был выбор – тупо продолжать свою депривацию, или все же помочь людям, которым в этот момент от меня нужна помощь. И мне ни разу не пришлось сожалеть о том, что я ее прервала.
Было много практик с землей – как с живым организмом. На дюнах ко мне слетались ласточки и садились в пару метров от меня. Ящерицы замирали и долго разглядывали. Было ощущение единения, можно было в одиночку брести далеко в лес и не чувствовать опасности при этом(почему я не попробовала???)
Во время депривации у меня было много очень красивых визуальных образов на поле зрения – прекрасные картинки, потусторонние, многие я зарисовала, жаль, что не могу передать всю их красоту, я не настолько искусна в рисовании. Видимо отказ от смотрения провоцирует такие штуки, особенно у визуалов как я.
Ночью было что-то похожее на эксцесс, только переживался он не физически, а скорее – ментально, на нематериальном уровне.
Я просыпаюсь от своих криков – зову Ларису, чувствую, что погружаюсь в кипящую бурлящую черную бездну неизвестно чего, что мое сознание сейчас поглотится и я вообще потеряю контроль за ситуацией, тело меня не слушается, страшная паника. В голове только одно – срочно сульфазин или я сойду с ума. Я повернула голову и увидела спящую Ларису. Почему она спит???!!! И не слышит меня… Каким-то усилием я нашла нижнюю границу состояния, как бы поднырнула под всю эту кашу и рывком выкатилась(не знаю куда) – но я тут же очнулась. Рассвет. Лариса спит. И это сильно бьющееся сердце и подрагивающий ручеек в районе грудины…ура, это прошло. И немного страшно, что повторится снова – может поэтому не уснула в следующую ночь вовсе.
Третий день самый сильный. Снова полная депривация. Удачная во всех отношениях утренняя медитация у ОГ. Во второй половине дня я решила снять повязку. Тем более, что у меня был разговор к Антончику и был урок каллиграфии.
Но перед этим меня посетило сильное состояние, которое погрузило меня в очень интересное переживание. С ним я и пошла на каллиграфию.
Было приятно рисовать, мазки ложились как надо с первого раза – гармонично и красиво, рука шла плавно и вязко. 3 человека задерживали на мне взгляд неприлично долго. Было понятно, что они понимали, что со мной – или не могли себе этого объяснить, но это притягивало. После того, как рядом примостился Виктор Михайлович, состояние стало спадать. Но я не испытывала сожалений, жадности или страха по этому поводу.
Вечером у меня была разговор с ним на другую совершенно тему и я получила расположение Мастера, как мне кажется.
Очень интересно было слушать рефлексии от красного и белого – похоже на то, как если б долго не был в свете и тебе пересказывают сплетни. Это совсем не так было, но предвкушение новостей у меня было примерно такое. Рефлексии были долгие, меня распирало от энергии, которую давала депривация,  и часто просто скрючивало, пока я слушала тихо свои рефлексии. Желания вставить свои пару слов при этом не было, и было очень интересно слушать. Но меня все равно ломало, не могу понять отчего.

Белый.
У меня были сожаления и нежелание браться за эту позицию. Потому что я понимала, у меня есть только один день. Только наберешь скорость, и приходится тормозить. Я этого не люблю и зная, что придется затормозить предпочитаю вовсе не браться за такое дело.
Но утром как-то все понеслось – завертелось. Очень было просто отдавать задания, я всегда пристально следила за реакцией красного, мне было важно понимать что нравится - не нравится. Но это вовсе не означало бы, что я не давала бы заданий, что не нравятся.
Заметила за собой, что раздав задания я как бы отхожу подальше и осматриваю «владения» – все ли на своих местах, все ли исполняется корректно – и это касалось всех – и красных и белых. При этом мне хотелось также участвовать, только если работаешь на равных сам – это заведет остальных, а потом уж можно наблюдать за работой всех включившихся и когда нужно корректировать.
Очень понравился один момент, спасибо Жене Бардиной. Я только через пару часов сообразила, что действовала из позиции личностных структур, давая ей некоторый совет. Она смогла это уловить, когда я сама этого не заметила. После понимания меня накрыло  умиротворением и я уже действовала из нужной позиции + позитивная воля.
Если б задержаться еще на 9 дней…

Из пожеланий.
А. Хотелось бы иметь Модератора, такого себе старейшину – Боря бы подошел. Кому можно было бы выговориться и получить адекватную обратную связь. Рефлексии молчаливому черному не восполняют этот пробел.
Б. Более четкого понимания позиций – белой и красной. 2варианта.
  1. красный четко в позиции – никаких советов, сидит и ждет указаний, если их нет - сидит и ждет. Это якобы ведет к формированию ответственности у белого – если напортачил, то в следующий раз будет умнее и научится. Иначе у нас появится цивилизация полубелых и почти не красных. По любому будут лидеры в белых и некоторые белые будут вести себя почти как красные.
  2. красные проявляют позитивную волю – исполняют работу сверх того, что указано. Белый тоже не гнушается работы, если видит, что процесс сейчас застопорится, а его красный пока занят исполнением

В. Побольше работы с группой – медитации, ритуальные штуки – чтобы создать атмосферу, мистерию входа в Игру и выхода из нее. Работа с визуальными образами, создать свой календарь по признакам и приметам дня и прочее. Потому что иногда ощущения что ты в Игре не было, скорее его вообще не было, оно появлялось на короткие промежутки, когда происходили неприятные события с Егором и Ларисой. Т.е. мы делали вид, что идет эксперимент и часто были сами по себе.

Евгения Аратовская

Комментариев нет:

Отправить комментарий