пятница, 29 июля 2011 г.

Отчет участника. (5)


Курсовая на тему: «ЧБК»
Сложно выбрать форму изложения отчёта. Поэтому буду писать всё, что всплывет в памяти по очереди.
Чем было для меня ЧБК до начала? Чем-то неизвестным, интересным, местами непонятным. Я ждала, что будет сложно, тяжело. Боялась, не вписаться в эксперимент, показаться неопытной. Боялась выглядеть в невыгодном свете. Показаться слабой. Не выдержать напряжение отношений, которые могут возникнуть между участниками. Так же был страх, что я могу впасть в истерику, сорвусь, и прочее. Я знала, что это вызов. Я ждала его. Хотела посмотреть своим страхам в глаза. Я ехала за ощущениями, хотела пережить новое. Научиться владеть собой, видеть больше, чем видела до. Познать какие-то новые грани. Подняться на ступеньку по лестнице, которая ведёт к Свободе.
Ещё на пути к эксперименту думала о том, что было бы не плохо, чтобы жребий на первый день меня определил меня в белую позицию. Потому что, пребывая в чёрной позиции в начале эксперимента, я бы пропустила первые расклады становления цивилизации, и, выйдя потом в белый цвет столкнулась с тем, что намутили первые хозяева. Если жребий бы выпал на красный цвет, то я была бы вынуждена наблюдать за происходящим началом в бесправной позиции. Не смогла бы выбирать. Ведь Белый создаёт цивилизацию. Белая позиция в начале задаёт ритм движения. Короче, я хотела быть первой. С кем состоять в тройке я не гадала. Хотела лишь, чтобы люди были как можно более незнакомые.
Приехав на место, я поуспокоилась и несколько расстроилась. Успокоилась тем, что все собравшиеся такие же, не в курсе, что будет происходить. Этот эксперимент всё-таки проводится впервые. А расстроилась, потому что людей мало, и я всех знала, всех начинающих. Но уже была рада. Ведь это было начало!
Начало оказалось щедрым). Я получила белую позицию на овладевание. И в нагрузку двух женщин старше меня на голову. Ещё одним моим желанием было, чтобы в моей тройке был хотя бы один  мужчина. Но это меня не смутило. Поводов для разочарования не стало. Появился только, уже не новый, вопрос. Что делать? И тут я осознала всю тяжесть неизбежности ответственности. «Всё, пападос, Оля. Выкручивайся, как хочешь»- сказала я себе. Я уже вначале была на грани истерики. Как быть? Какие команды давать? А если они не будут исполняться? Целесообразные ли я команды отдаю? И можно ли их вообще назвать командами? Скорее они похожи на просьбы. И я чувствую, как это выглядит со стороны. И я знаю, что то, что делаю не соответствует идеальному моему образу Белого. Уже вечером того же дня я сделала вывод, что позиция белого в начале эксперимента- это не позиция «У руля». Это позиция пушечного мяса отправленного на расстрел. На твоих ошибках учатся более умные и удачливые, попавшие в Красную и Чёрную позиции. А тебя будут приводить для примера неудачного Белого и разбирать ошибки.
 Еще было непонятно какие указания давать? Личные совестно и как-то несправедливо. Общественные? Тогда какие, кроме приготовления еды и устройства быта? Я не хотела, чтобы эксперимент этим ограничивался! А как же групповые медитации?  И прочие групповые движения? Гораздо интереснее играть в игры, строить пирамиды, заниматься образованием друг друга. Многое мною было предложено на обсуждение белым, но ни кто не подхватывал инициативы. Тогда я столкнулась с очередной сложностью в белой позиции. Это организация общественного движения. Одной, в жало заниматься со своим красным, это скучно. Надо стремиться к большему. Поэтому у меня постоянно зрели планы, где одного красного мало. И еще я частенько переживала, немало ли я команд отдаю? Не расслабляется ли мой красный, не сачкует ли? Когда я увидела, как мой красный валяется, и с виду казался уставшим, я подумала, кто же теперь будет исполнять мои поручения? И тогда точно не хватало красного.
Ещё, меня немного смущал тот факт, что моего красного просили на пользование. На тот момент у меня не было к нему дел. Но я боялась, что другой белый устанет моего красного. Ну, т.е. красный устанет под пользованием белого, и мне нечем будет пользоваться. Поэтому, я отдавала такие указания, как: «Ты можешь помочь носить ему камни, но не более 3х штук всего».
Что ж, жребий пал мне быть белой два дня подряд. Поэтому на второй день я расслабилась. С утра немного напряглась, потому что я не могла спать дольше, чем когда я проснулась. А другие, почему то спали, и мне было как то не по себе. Кому я буду демонстрировать новые идеи, если все спят. Значит, они никому не нужны. Напрашивался такой вывод. И это было поводом для расслабления. Плюс ко всему я начала уставать. Я открыла на эксперименте у себя такую штуку: если я много делала за день и не чувствовала себя усталой, ночью, во сне я плохо отдохнула и не выспалась, то на утро я буду разбитой, как с бодуна. Т.е. утром у меня не начинается новая жизнь. Утром я несу накопленную тяжесть предыдущего дня.
От красной позиции я ожидала многого. Но получила, постольку поскольку. Мой белый был часто занят, поэтому я много времени проводила в ожидании команды. Но меня это вовсе не напрягало. Когда команды всё-таки издавались, я была только рада. Получалось так, что эти команды совпадали с моими желаниями. Как будто я что-то задумала, и ждала, когда же мне разрешат это сделать. Иногда приходилось подсказывать действия- подкидывать идеи. Которые немедленно превращались в команды. К тому времени уже вовсю шёл фестиваль параллельно с нашим экспериментом. Для меня сначала было удивительно, почему все не строятся в очередь, чтобы попасть в эксперимент. Потом, после нескольких попыток привлечь людей к нам, я поняла, что они просто бояться участвовать в чём-то большем, но в тоже время активно интересуются, а значит хотят. Ещё, почему для меня было удивительным не участие народа в ЧБК. Неужели люди не видели, что кроме этого проекта на Бучаке заниматься нечем. А всё, чем бы хотелось заниматься, прекрасно можно совместить с экспериментом. Вскоре, я остыла, и перестала агитировать всех. И начинала готовиться к чёрной позиции.
Пока чёрная позиция не настигла меня, я стоила грандиозные планы на практику. Боялась, что мне не хватит 3 дня, чтобы всё исполнить. Но, как не странно я не выполнила и доброй половины из задуманного.
Первый мой чёрный день начался с травмы другого человека. Меня удивило, что я не испытала ни капельки жалости к нему. То, что у него травма я сообразила только с третьей попытки.
 Сначала я выбирала, что бы сделать, а потом дела всё спонтанно. Единственное, что я выполнила входившее в мои планы- это трёхдневное молчание и двухдневное закрытие глаз. То, что я не издавала звуков три дня – это не оказалось для меня настоящим молчанием. Настоящее молчание я испытала позже, уже после эксперимента. Отказ от визуального мира погрузил меня в внутренний комфорт и расслабление, поэтому по началу я много спала. Перемещаться в пространстве, казалось, безопаснее, чем с открытыми глазами. Что может вносить страх в сознание, когда ты ничего не видишь? Звуки или телесные ощущения. А когда у тебя открыты глаза, то ещё и картинка. Минус картинка - минус 1/3 страха. Это я испытала. Да и потом когда не видишь, куда наступаешь, то идёшь медленнее и аккуратнее, и меньше вероятности куда-нибудь вляпаться. Но потом я поняла, что кроме этих выводов из депривации можно вытащить только при медитации, а не пустой прогулке. Но медитация, как назло не шла. Шёл хороший сон. Но сон булл не такой, когда ты устал и высыпаешься во сне. Сон был как форма существования. Т.е. у меня не было способа действовать при закрытых глазах. Сознание настолько привыкло к закрытым глазам, как команде спать, что приучить его действовать в режиме «не спать» при закрытых глазах просто не реально было. У меня не было поля деятельности. А если было, то сон накрывал, не оставляя ничего. Я не высыпалась при этих снах. Это был какой-то промежуточный режим. Я ничего не делала и не спала толком. Я не могу назвать место, где я находилась. Не выспалась я, потому что ещё долго спала после депривации. Отдыхала.
Меня весь проект не отпускало чувство, что я могу сделать больше, чем, делаю, но не знаю что. Когда такое со мной случается, я обычно делаю, что-нибудь. Т.е. первое, что придёт на ум. Но, чего бы я ни коснулась, всё было не то. Никакое действие не могло меня удовлетворить и реализовать мои намерения. Такое чувство, что я выбрала дорогу, но не вижу её. Поэтому не могу сдвинуться с места. Я знаю куда надо идти, но стою, потому что не знаю как сделать первый шаг. Иногда казалось, что я иду все- таки. Но, проснувшись, я понимала, что не сдвинулась ни на шаг. Это как в депривации. Ты понимаешь, что уже позади несколько километров, но из-за того, что ты их не видишь, такое чувство, что ты стоишь на месте, на самом деле. Тогда понимаешь, что смысла торопиться нет вообще. Куда бы ты ни шёл, ты всегда там, откуда начал. Конец там, где начало. А точнее нет ни начала, ни конца. Всё одно. Всё находиться в одной точке. Только, чтобы увидеть всё, нам приходиться разделять на части, на расстояние, на формы, на цвета, на время и прочее.
Под конец первого цикла я чувствовала усталость от всего этого. Это усталость не физическая, не эмоциональная, а скорее от пережитого опыта. Казалось, что прошло полжизни. А впереди ещё один цикл, это же ещё целых полжизни. Какой кошмар! Но в тоже время и кайф! Потому что эксперимент ещё не закончился, и впереди ещё столько же!
В последний белый день первого цикла я дала пару творческих заданий красному. Но она их преуспевающе не исполнила. Я даже не пыталась акцентировать на этом внимание, потому как видела, что мой красный устал не меньше моего. В этот день началась эпоха дождей. И ветер эксперимента переменился.
Началось всё с моей глупой выходки и провокации на тему переделки нашей халобуды. Которая привела к поломке нашего шалаша. Но из-за дождей мы всё равно переместили очаг под крышу. Поломка, это всегда к чему-то новому. Так что ничего страшного на случилось. Начало беспросветных дождей сильно вывело всех из колеи. Некоторые засобирались даже домой. Лично мне было всё равно. Куда большинство- туда и я. Если бы все решили уехать, я бы тоже не осталась там одна. А всех покидать из-за дождя я тоже не хотела. Дождь длит ожидание. Ничего в дождь делать нельзя, можно только ждать, когда он закончиться. Он почти также ограничивает, как закрытые глаза. Меняется поле деятельности. На эмоциональном фоне группы резко поднялся коэффициент интриг, используя промокшие палатки как прикрытие.
Вообще сезон дождей спутал все позиции, появился дисбаланс в количественном соотношении цветов. Размылись краски. Все позиции превратились в одну, под названием - последний герой. Но были две вещи, которые я осознала в красной, и одна, которая меня пробивала в чёрной позициях.
Первая называется замедление. Мой белый приказал мне всё делать медленно. Даже говорить. Тогда я поняла, что я, оказывается, торопилась. Поначалу это был взрыв, слом. Поломка привычки, несколько болезненная, надо признать. Потом балдела от того, что стала больше замечать, чем раньше. А после натолкнулась на сонное переживание. Я потеряла активность в медленном режиме, я не знала, как действовать быстро.  Это был самый запоминающийся и неожиданно насыщенный опыт для меня на всём эксперименте. Только потому, что он был самым тяжёлым. Тяжелее даже чем, когда я возвращалась на проект под проливным дождём с больной ногой, шагая несколько километров. Потому что тогда я была не одна. Я шла и веселилась. А здесь, замедляясь, более заметна пустота одиночества. Заметно всё то, что так не хочется замечать. От чего я всегда бегу. Но есть в этом и плюс. Если замедлять процессы, которые боишься, то можно разглядеть, что бояться там вовсе нечего. Что в них в принципе ничего нет. Тогда выходит, что страх видят суетливые слепцы. От страха бегут. И ещё больше ускоряются. Только от него не убежишь.
Второй приход я поймала, когда против моей воли заставили меня пойти в магазин пешком. Только когда я смерилась с этим и приняла на свой счёт. Как собственное желание. Нас удачно подвезла машина на обратном пути к лагерю.
Долгое и мучительное моё возвращение на проект показало мне, что выходить из таких вещей опасно для жизни. А так же для кошелька. Плюс ко всему, я частично перестала быть  дееспособной до конца проекта. Говорят, когда бог посылает болезнь, он заставляет задуматься. Я не задумалась, я просто отдыхала. И наслаждалась ожиданием конца дождей. В такое время очень хочется сочинять стихи или музыку. Но не хватает сил, и вместо этого просто спишь, всю дорогу. А очень хотелось, чтобы из эксперименты родился какой-нибудь творческий проект, детище.
Второй цикл эксперимента, по сравнению с первым был одним днём. И в этот день у меня было переживание, что всё уже закончилось, только надо ещё немного подождать. Будто всё закончилось, но не у всех. Надо подождать остальных. Потому что начали мы вместе и закончить должны вместе.
Один человек задал во время Бучака мне вопрос, что принёс мне проект? Первым делом я ответила, что теперь я точно знаю, чего не могу сделать. Где находятся границы моих возможностей. Он сказал, что это очень хороший результат. Если считать его мнение авторитетным, то можно сказать, что для меня эксперимент прошёл не зря.

Комментариев нет:

Отправить комментарий